Контактные данныеE-mail 1: kulturolog@rambler.ru
E-mail 2: pavelzazubrina@mail.ru
Предлагаем сотрудничество сайтам
Тайны мировой культуры
Мировая культура
Опыт, который накопило человечество в ходе своего развития, оказывает огромную помощь в решении современных проблем культуры на основе принципов демократии и гуманизма в условиях быстротекущего научно-текущего прогресса. Отметим, что проблемы культуры на сегодняшний день обладают ключевым значением, поскольку она является мощнейшим фактором социального развития. Она проходит сквозь все аспекты жизнедеятельности — от материального производства до проявления человеческого духа, называемого «подвиг». Культура играет огромную роль и в демократическом движении: формировании гражданского общества, укреплении его устоев, раскрытии различных сторон творческих способностей человека, построении правового, равноправного государства. Культура оказывает влияние и на все сферы индивидуальной, общественной жизни — быт, работа, досуг, мышление, на образ жизни общества и человека в целом. Её значение в развитии образа жизни человека проявляется в духовных потребностях, ценностях, определенных формах сознания, которые сказываются на характере человека, его поведении, форме и стиле общения, ценностях, нормах. Образ жизни, выступающий за гуманизм, ориентирован не на приспособление к текущим условиям среды, а, наоборот — на их преобразование, что предполагает высшую форму сознания и культуры, где очень высока их роль в качестве контролеров поведения и мышления.

Культура в социальной жизни приобретает первейшее значение в деятельности общественного человека — она предполагает организацию совместной деятельности людей, и, как следствие, насыщение и регулирование её правилами, аккумулированными в символических или знакомых системах, традициях. Происходящие реформы, направленные на достижение качественно обновленного общества, требуют использования серьезного культурного потенциала, накопленного человеком за все время его существования. Освоение истории народов мира, бережное и соответствующее задачам обращение с культурным богатством прошлых поколений позволяет постичь смысл уроков истории, найти развивающиеся до сих пор культурные ценности, без которых невозможно ни совершенствование личности, ни социальный прогресс.

Центром культуры является человек со всеми его заботами, потребностями, деятельностью. Особое место в этой социальной жизни занимают проблемы освоения культурной среды, а также вопросы, связанные с созданием и восприятием культурных ценностей. Освоение культурных богатств прошлого выполняет интегрирующую функцию в жизни каждого общества, пробуждая в людях потребность освоения мира, как единого целого. Это имеет огромное значение для поиска критериев прогресса в условиях постоянной научно-технической революции, а также в ядерный, а после и постядерный век.

Особенно остро эти вопросы встают в ходе функционирования и развития общественной жизни — ориентиры на достижение качественно нового его состояния ведут к изменению в осмыслении инновационных и традиционалистских тенденций развития социума. С одной стороны, им нужно глубокое и подробное изучение культурного наследия, обмена информацией и ценностями между народами, а с другой — выйти за рамки привычных, но уже устаревших представлений, преодолеть реакционные традиции, складывавшиеся и насаждавшиеся веками, регулярно проявляясь в поведении и мышлении. В решении данных вопросов огромное значение имеет осознание и использование опыта, которое дает нам история мировой культуры.

Динамика культурных ценностей становится более ясной при ее изучении в настоящем и прошлом. Глубина социального вопроса на взаимодействие и взаимопроникновение исторических времен так велика, что в настоящее время правило «прошлое — настоящему» легко переходит в формулу «настоящее — прошлому». Именно за счет такого единения современный человек способен найти свои тропы из окружающей суеты в самую суть, открыть «горизонты памяти». И хотя известно, что мода на прошлое возникает достаточно часто, современный интерес к ценностям культуры является отнюдь не данью популярности, а давний симптом социальных перемен, которые происходят постоянно в мире. Он возникает во времена историко-культурного развития, когда у всего человечества возникает ощущение экологической катастрофы, нахождения в шаге от пропасти. В таких условиях происходит рост потребности всего общества в изучении прошлого — для того, чтобы накопленный опыт обратить с пользой в будущее.

Именно текущие реалии привели к кардинальной смене сознания человека — его мышление ориентировано на выход за пределы жизни, не ограничивающейся только датами рождения и смерти. Естественным становится осознание индивидуальности в контексте исторического времени, интерес к историко-культурным корням, будущему, социально-культурным идеалам, а также возможности их реализации в рамках расширения международных контактов, вовлечения их во всемирный культурно-исторический процесс. Серьезные общественные и культурные перемены, касающиеся всех сторон жизни народов, особенно заостряют внимание на взаимовлиянии, его роли в эволюции этнических культур, развитии общемировой культуры.

Мировая культура очень пестра, неисчерпаема в своих проявлениях, богата формами и содержанием, многообразна во времени и пространстве. На текущий момент она представлена социалистической и буржуазной культурой, а также различными культурами развивающихся стран. В современной мировой культуре сосуществуют высочайшие проявления культурного творчества, выраженные в новых технологиях, искусстве, и реликтовые образования, подобные тем, что до сих пор имеются у аборигенов внутренних районов Новой Гвинеи, Андаманских островов, дебрей Амазонки. Особенно многокрасочны и разнообразны проявления культуры, которые взяты уже в истекшем историческом бытии. Говоря о первобытных формах человеческой жизни в начале времен, даже если вести отчет с зафиксированных наукой древнеегипетской и шумерской культур, исследователь может натолкнуться на великое число, казалось бы, несовместимых фактов культурного бытия, неповторимую индивидуальность оттенков и граней явлений культуры.

Очень эмоционально высказался американский культуролог Р. Редфилд о впечатлениях, которые испытывает начинающий исследователь культуры. По его словам, он очень восторгался при чтении двенадцати томов «Золотой ветви» Фрезера. Он пишет: «Как на параде предо мной шли красивейшие матери, чьи тела отливали бронзой; жрецы в одеждах чужого пола и люди, умащенные благовониями и принесенные в жертву богам, демоны, изгоняемые из дворцов Камбоджи; девушки из индейских деревень, коих заставляли подолгу сидеть в темноте, в одиночестве; короли, умерщвленные подобно богам, и боги, восстающие из мертвых в момент их убийства — огромное разнообразие ритуалов, обычаев, связанных с урожаем, смертью, опасностью, женитьбой. Эти книги напоминали восточные сказки «Тысячи и одной ночи», и в них было много странного, чудесного, манящего таинственного».

И не с такими же ощущениями мы сталкиваемся, когда приступаем к чтению классической, и от этого более интересной, «Первобытной культуры» Э. Тейлора, повествующей не столько о первобытной культуре, сколько о культуре народов прошлых столетий со сведений, передаваемых из уст в уста, и собранных автором по крупицам. Эти истории полны выразительных фактов. Нельзя не вспомнить про книги журналистов и ученых о наших современниках: «Своими глазами» Ю. Овчинникова, «Культура и мир детства» М. Мид, «Индейцы без томагавков» М. Стингла, и многие другие, подобные им. В них содержатся свидетельства и рассказы о том, что и по сей день в разны уголках мира живут и взаимодействуют уникальные, неповторимые и очень интересные культуры, которые так не похожи на друг друга, что дух перехватывает от любопытства. Так или иначе, это еще раз подтверждает тот факт, что культура никогда не была однообразной, создаваемой по определенному трафарету, монотонной и безликой. Культура — не серийный продукт, выпускаемый на конвейере.

Одновременно с этим различные формы культуры, насколько различны они бы не были, произрастают из одного и того же семени, и равны по своей сути, как способы общей человеческой деятельности. Понимание этого явления было еще в прошлом, у многих исследователей культуры. Э. Тейлор, начиная работы по сравнительному анализу различных культурных форм, подчеркивал, что «нравы и характер человечества обуславливают постоянство и однообразие явлений, что выражено в одном умном итальянском выражении: «Весь мир есть одна страна». Ученый полагал, и вполне справедливо, что любой этнографический музей способен продемонстрировать единые черты и схожести в предметах материальной культуры и деятельности человека, независимо от географической и хронологический отдаленности народов друг от друга. По его мнению, это предоставляет возможность поставить на одно место обитателей ацтеков с населением озерных жилищ древней Швейцарии, английского земледельца со среднеафриканским негром. Мировая культура едина, общность культурного богатства неделима — это признавалось всеми прогрессивно мыслящими людьми, как подлинно гуманистический принцип изучения культуры.

Конкретно-историческое понимание культуры основано на признании единства многообразия социокультурного процесса. Нисколько не отрицается факт культурной относительности, но исключается из рассмотрения культурный релятивизм, который не видит общие черты между культурами, а утверждает принципиальную отгороженность, невозможность вхождения культур друг в друга.

Так что делает единым мировую культуру?

Одной из особенностей мирового социокультурного хода развития является множественность имеющихся культур и серьезное разнообразие шкал ценностей. Несмотря на то, что африканцы, индийцы, китайцы и европейцы используют одинаковые машины, несмотря на их общее происхождение от кроманьонцев, принадлежность к одному биологическому виду, в ходе своего историко-культурного развития они создали кардинально отличающиеся друг от друга шкалы ценностей и традиции. Стандарты жизни, характер искусства, образ мышления — даже у тех народов, которые проживают в одних и тех же географических условиях — никогда не бывают абсолютно идентичны. Классический пример этому — народы Закавказья. В одних и тех же природных условиях, тысячелетиями живут рядом армяне, грузины, азербайджанцы, другие народы — культура каждого из них продолжает сохранять индивидуальность и самобытность. Подобных примеров можно привести огромное множество.

Таким образом, можно установить факт, что существование большого количества различных форм культурной самобытности людей даже при их относительной близости проживания. И, несмотря на то, что глобализацию, миграцию мод, печать, радио, телевидение — эта индивидуальность и не думает пропадать. В этом состоит огромное благо для человечества.

Действительно, объем генетического «банка» популяции, и, прежде всего, генетическое разнообразие составляющих ее индивидов, доказывает стабильность популяции, подтверждает ее способность сопротивляться изменениям внешних условий. В человеческом обществе также присутствует что-то подобное. Однако к действию генетических принципов добавляются и общественные факторы. Возникает социально-культурное многообразие, великое разнообразие цивилизаций. Все это предоставляет обществу гарантии безопасности в кризисных ситуациях — оно сможет найти решения, поскольку оно уже обладает спрессованным за определенный период времени человеческим опытом. При этом в современных условиях происходит унификация сколько не культур, а поведения. Развитие технологий навязывает стандарт общения, но японец, так или иначе, остается японцем, а узбек — узбеком. Черты самобытности культур приводят к разному восприятию окружающего мира — одинаковые выражения приобретают разный смысл. Вероятно, что особенности тех или иных культур начинают усиливаться — далеко не случайно сегодня часто заводят речь о ренессансе культур.

Однако важно учитывать и другое качество социокультурного прогресса — целостное единство. Оказывается, присутствуют все основания того целого, под чем мы подразумеваем мировую культуру. Фундаментально общим, связывающим суть всей человеческой истории, делающим мировую культуру общим генетически, исторически и системно-структурным (таким образом, диахронно и синхронно соответственно) является цивилизационная деятельность людей, которая может быть названа «материнским лоном истории». Именно субстанция труда и общение выступают основными связями, критериями единения и тотальностью. Человеческая деятельность устанавливает общность генезиса, закономерного развития и функционирования мировой культуры в целом. Это положение относится и к главным тезисам отечественной философии, которые обоснованы теоритически и фактически.

Противоречивое единство определенных качеств мирового социокультурного процесса, различных форм культурного бытия, свойственных человечеству с первых шагов его эволюции, определяют такие характеристики, как единство и взаимопроникновение, взаимодействие и отталкивание, общение и обособление, связи и противопоставления. Весь дальнейший ход истории связан с упрочнением мировой общности культуры. По мере развития материального производства, классового совершенствования, расширялись контакты между разными группами людей. Сущностное единство, которое завязано на однородности жизнедеятельности, материальным отношением к природе, дополнялось непосредственным общением, обогащаясь им. Английский археолог Г. Чайлд в своей книге «Прогресс и археология» изучил вопрос прогрессирующего возрастания культурного и экономического обмена между народами. По его результатам анализа, в верхнем палеолите обмен проводился в радиусе до 800 километров, а уже за 2000 лет до нашей эры — до 8000 километров. К VIII веку нашей эры экономический и культурный обмен охватил всю Европу, Азию и Африку. От поколения к поколению увеличивалась целостность мировой культуры, улучшалась гомогенность всеобщей истории, которая стала зримой в наши времена.

Мировая общность социокультурного процесса во всей полноте данного понятия достигается только в эпоху капитализма. В данное время целостность побеждает дискретность, временное единство (диахроническое) культуры дополняется пространственным единением (синхроническим) человеческой культуры в единое целое, где уже системно анализируется взаимодействие их составляющих. И если на первых этапах развития человечества всемирный характер истории и культуры не вполне мог быть осязаем (хотя объективно и существовал), то сегодня мы можем наблюдать его на очень высоком уровне.

Согласно теории квантовой механики, о ненаблюдаемом объекте и об объекте, которые мы не можем наблюдать, мы не можем сказать ничего. Чем глубже исследования, тем яснее становится, что законы квантовой механики действуют не только к элементарным частицам в атоме, но и к элементам общества — людям. Бранен Фергюсон писал, что «в последние десятилетия к антропологам начало приходить понимание того, что такие явления обуславливаются фактором, который можно назвать «культурным эффектом Гейзенберга»: если представители западной цивилизации, будь это конкистадоры или антропологи, изучают ход событий в определенном регионе, то и их присутствие способно повлиять на поведение местных жителей. Таким образом, мировая культура представляет собой сложное, многообразное единство, целостность индивидуальных культур, где главную роль играет ценность творческой личности.

Наконец, кратко расскажем о ступенях эволюции мировой культуры, направление коих идет только вверх. Первая ступень (которую также можно назвать эпохой) — это культура охоты и собирательства (первобытная культура) — крайне положительна в истории человечества. Если мы вышли из животного царства около 1 млн. лет назад (границы вполне могут быть раздвинуты учеными в дальнейшем), то почти 99% прошедшего с тех пор времени приходится на период охоты и собирательства. Культурное и биологическое наследие человека определяется его богатым опытом рыболова, охотника и собирателя. Ведущими факторами в первобытной культуре были пропитание, самозащита и половая жизнь. Эти три главные переменные эволюционной истории устанавливали структуру человеческого общества вплоть до появления сельского хозяйства.

Вторая ступень развития мировой культуры — аграрная культура, которая в своем временном периоде охватывает пещерного человека и Гете, собирание семян дикой пшеницы и создание парового двигателя. Данная ступень обладает продолжительностью более 10 000 лет, характеризуется достаточно низкими темпами развития. Ее фундамент заключался в скотоводстве и земледелии. Сельское хозяйство возникло примерно за 8 тысяч лет до нашей эры, а промышленное производство появилось в 1750-х годах нашей эры. Таким образом, золотой век европейского абсолютизма, символом которого является Версальский двор — всего лишь часть аграрной культуры. Для лучшего понимания вторую ступень развития можно разделить на 4 этапа: Период малых государств (8000-3500 гг. до н.э.), период древних империй (3500-600 гг. до н.э.), период античных государств (600 г. до н.э. — 500 г. н.э.), период европейской гегемонии (500-1750 гг. н.э.). Создание государств — самая наглядная и устойчивая особенность истории поведения человека, которую наряду с возникновением письменности называют формирующим фактором становления цивилизации.

На всем протяжении аграрной культуры характер государственного устройства изменялся из-за условий, которые формировались в рамках указанных выше периодов. Ведь государство является, с одной стороны, результатом социального поведения человека в условиях аграрной культуры, но с другой, следствием борьбы за правом распоряжаться имуществом. В целом, изучение нового образа жизни, предполагавшего присутствие государства, храмов, могущественных владык, денег и письменности, сопровождалось увеличением темпов роста культурной эволюции.

Ускорение эволюции культуры в результате привело к возникновению научно-технической культуры, зародившейся в индустриальную эпоху (начало определяется 1750-ми годами), и начавшей свое победное шествие по миру с конца XIX века и по сей день. Важно отметить необходимость изучения человеческого поведения в его целостности. Научно-техническое развитие в рамках культурной эволюции невозможно понять, рассматривая только достижения науки и техники — культурная эволюция есть процесс изменения поведения человека. Из-за чего подлинная эволюционная значимость даже самой совершенной технологии может быть доказана только изменением человеческого поведения, и понята на основе поведения, связанного с необходимостью обеспечения пищей, размножения, безопасности, информации. Вполне вероятно, что в результате предстоящих тысячелетий ускоряющейся культурной эволюции человек вполне может стать покорителем космического пространства и создателем полностью, независимого от него, автоматизированного производства.